Ваша корзина
Есть вопросы? 8-999-4707439

с 10.00 до 18.00
с Пн - Пт (мск)


Вопрос-ответ

Вендский язык

 

Вендский (серболужицкий, лужицкий) язык – язык, на котором говорят лужичане (сорбы, венды,лужицкие сербы, которые называют себя сербья, сербский люд). Это народ, который проживает на территории Германии.
Вендский язык относится к западно-славянской подгруппе индоевропейской семьи, в которую входят также словацкий, польский и кашубский, а также языки исчезнувших племен полабов и поморов. Исторически сложилось так, что этот язык делится на две группы говоров и два литературных языка –верхнелужицкий и нижнелужицкий.
В основу письменности примерно с XVI века легла латиница.

В древности вендским языком западно-европейские историографы называли все славянские языки. Немцы, пришедшие на земли лужичан, стали называть вендским (wendlisch) язык славян, с которыми жили по соседству - наречия бодричейлютичей, поморов, лужицких сербов.

Венды – это потомки полабских славян, проживавших на территории, границами которой являются реки Зале (левый приток Эльбы), Бобер (левый приток Одера) и Квейс (приток Бобра). В X веке немецкие феодалы поработили вендов и захватили их земли, что заставило местное население ассимилировать с захватчиками. К концу ХХ века венды населяли два района, которые были окружены немецкими поселениями и никак не соприкасались ни друг с другом, ни с родственными народами – поляками и чехами, - Нижняя Лужица на земле Бранденбург, административным центром которого является город Котбус, и Верхняя Лужица, что в Саксонии, административный центр которого – город Баутцен.

 

Со стороны немецких захватчиков язык претерпел значительные притеснения. В XIII веке он был вообще под запретом. До первой половины XVIII века на нем разговаривали в Люненбургском княжестве, располагавшемся на левом берегу Эльбы, однако к XVII веку язык признали устаревшим и насильно заменили немецким. Несмотря на это, лужичане смогли сохранить свой язык и некоторые элементы культуры – роспись пасхальных яиц, плетение кружева, вышивка и керамика.
На сегодняшний день на территории Германии лужицкие сербы пользуются культурной автономией. Носителями языка являются около 100 тыс. человек, в административных центрах, в которых проживают венды, работают курсы вендского языка, его изучают в Лужицком институте города Баутцени Институте лужицких исследований Лейпцигского университета.
В эпоху Реформации возникли тексты на вендском языке, в основном религиозного характера, например, Новый Завет на лужицком языке, сделанный в 1548 году М. Якубицей, рукописный сборник псалмов и Вольфенбюттельской Псалтирь 1653 года, грамматика нижнелужского языка пастора Й.Хойнана (XVI век). Большинство текстов являются рукописными. В 1574 году пастор А. Моллер издал вБаутцене перевод на вендский язык «Малый катехизис», ставший первой печатной книгой, а в 1595 году В. Варихиус издал книгу «О том, как произносятся буквы вендского языка».
К сожалению, ни один из этих памятников вендской культуры не сохранился, все они, а также многие более поздние тексты были уничтожены немецкими поработителями. К примеру, в 1667-м году по приказу бранденбургского курфюрста были сожжены все тексты на вендском языке на территориикурфюршества.

 

Уже в XVIII в. были изданы печатные немецко-вендские словари, но главный из них - словарь Хеннига – был рукописным. Доктор медицинских наук Й.Г. Юглер из Ганновера в начале XIX века составил сводный немецко-вендский словарь полабско-немецкого словаря, который так и не был издан, однако филолог А. Шлейхер на основании этой рукописи подготовил изданную в 1871 году в Петербургской Академии Наук первую грамматику вендского языка. Пристальное внимание вендскому языку уделяли вXIX веке (особенно прославились этим русские ученые А.Ф. Гильфердинг, П.Рост, Н.С. Трубецкой, лужицкий серб А. Мука, поляки Т. Лер-Сплавинский и К. Полянский). В 1907 г. было издано собрание текстов на вендском языке, в 1929 году - вендская грамматика, в 1967 году - вендский этимологический словарь и английско-вендский словарь. Р. Олеш издал словарь-тезаурус вендского языка в четырех томах, в котором записаны все вендские словоформы с соответствующими этимологическими справками.
Сегодня следы вендского языка находят в виде отдельных элементов в немецких диалектах. В немецких говорах сохранились названия черники (Zerneitsche), лесной малины (Molaine), мха (Moch). На территории Германии сохранилось несколько топонимов, например, Росток (от слова Росток), Лейпциг (от слова Липск), Любек (от племенного названия любичи).

Вендский язык имеет свои характерные черты, например: 
1) сохранение носовых гласных: o, из праславянского *o, и a, из праславянского e;
2) узкие гласные *i, *y, *u превратились в вендские в дифтонги (например laize 'лижет', dåim 'дым',draug 'другой');
3) o превратилось в ö или ü: büb 'боб', kåtü 'кто';
4) согласные k, g перед o, u, i превратились в t', d': d'öra 'гора', nüdai 'ноги';
5) старое a перешло в o: stova 'ставит', bobo 'баба';
6) в связи с различными процессами, связанными с соотношением долгих и кратких гласных, в вендском в некоторых случаях на месте старых редуцированных, а иногда и без них между согласными имеются гласные, в послеударной позиции гласные редуцировались;
7) в вендской грамматике произошел ряд изменений, характеризующих разрушение грамматической системы языка: утрату в отдельных случаях склонения и т. п.; вместе с тем в полабском сохранились старые прошедшие времена (аорист и имперфект), в ряде случаев сохраняются остатки двойственного числа;
8) в лексике вендского языка имелось много немецких заимствований, в том числе из средненижненемецкого языка, проникших в вендский за последние века и десятилетия его существования, например: snider (нем. Schneider) 'портной', omar (нем. Hammer) 'молот'и т. п.

В диалекте вместо старых шипящих появились свистящие (ср. польское мазуренье), но иногда остаются шипящие (ср. у Хеннигаslawak, а у Шульце schlawack для передачи слова человек). Старое сочетание *tort за одним исключением имеет в вендском соответствие с сохранением порядка гласного и плавного (korvo 'корова'), а в сочетаниях *tert. *tolt метатеза плавного произошла (ср. такие же явления вкашубском). Характер ударения в вендском, в отличие от других западнославянских языков, свободный.

 

 

Веньзааль – узелково-узорчатое письмо Венедов (Словяно-Ариев), хранящее в себе сакральную тайну Рода Расы, доступную для понимания лишь посвящённому. Узелковая письменность, это где каждый Узелок составляет – Слово-Понятие. Отсюда выражения – «Завязать Узелок на память», «Связывать слова в единую нить», «Распутать Узел проблем», «Путано говорить», «Хитросплетение слов», «Завязка и Развязка сюжета».  

В этом хитросплетении Узелков одно понятие отделялось от другого – Красной нитью (Алью). Отсюда понятие – «Начать писать с Красной строки». Важная Мысль в повествовании, так же, выделялась – «Красной Нитью». Отсюда ещё одно понятие – «Суть Мысли автора проходит Красной Нитью через весь сюжет повествование». 

Но иногда, Мысль намеренно пряталась, вплетаясь своими Образами в конву Обыденности. Отсюда происходят уже другие понятие – «Извитие Словес», «Хитросплетение Образов», «Путанные Мысли». 

Узелково-Узорчатое письмо вышивалось, как кайма по краю белой материи (рубахи, рушника, скатерти), и проходила по ткани – «Алью замысловатого узора». Отсюда собственно говоря и происходит само слово – «ВЕНЬ-ЗА-АЛЬ» (Вензель).  

И сказал Велес: «Открой короб песен! Размотай клубок! Ибо кончилось время молчания и пришло время слов!» ( Песни птицы Гамаюн ).  

Узелковая Вязь (Науза) сматывалась в клубочки и убиралась в Лубяную или Берестяную шкатулку-короб. Отсюда ещё одно интересное понятие – «Наговорить с три короба». Сказочный клубок от «Бабы Яги», который указывает Путь – это «Узелковый путеводитель» (разматывая который, Человек получал подсказки, куда нужно идти и что делать). Узелково-Линейная Вязь, в своих хитросплетениях, имела очень большую плотность сосредоточенной в ней информации.  

Узлы-Вязы, как бы, трёхмерные иероглифы. 

В клубок Нить-Науза сматывалась при помощи Устя, в определённой последовательности, в зависимости от количества адресатов. Устя – это такая специальная деревянная палочка (иногда делалась из бивня мамонта), которая считалась особым Родовым достоянием, ведь с её помощью не просто передавалась информация от Сородича к Сородичу, но и от Рода к Потомкам, и даже к Пращурам. На Усть наматывали не просто Нить повествований (Вязали разговор, Плели словесы), но и «Завязывали» Боли и Душевные Муки. Отсюда выражение – «Намотать Вязь на Усть» (намотать Суть разговора на Усть). В современной трактовке звучит, как – «Намотать на Ус». Таким образом, можно было «Вымотать Душу» в буквальном смысле у кого угодно, если Нить с Болезнями, Хворями и Недугами попадёт в «нехорошие руки». По этой причине, Нить с Заговором-Вязью рекомендовалось утопить в болоте. Упоминание про Узелковое письмо мы находим и в карело-финском эпосе «Калевала»:  

«Наносил мне песен дождик. Мне навеял песен ветер. Принесли морские волны… Я в один клубок смотал их и в одну связал я связку… А в амбаре под стропила в медном ларчике их спрятал…».  

Если Нить Узелково-Линейной Вязи обмакнуть в краске и отпечатать на пергаменте, ткани или бересте, то получится витиеватый текст, напоминающий – Глаголицу. Хотя, скорее всего, это не просто совпадение. Глаголица, со своим «узелковым» алфавитом, и есть – отображение Узелковой Вязи. Да и если посмотреть на древние тексты Кириллицы, то там, практически везде, Заглавные Буквы изображены в виде Узелковой Вязи.

ВЕНЯ – сторона одного края, за которым предел чужой границы, смежная сторона, край межи, приграничная территория. Отсюда Словянское название города Вена, за которым на Западе, в древности, уже была чужая земля Тёмных племён. Отсюда слова: Вензель, Венец, Венера, Венеды, СлъВеня (Словяне). 

Венедов воспринимали как "рутенов". (Не путать с московитами.)
Вестник Юго-Западной и Западной России.1869 г.-10,11,12

 

— Отзывы и комментарии —
  • — Пока нет отзывов —

— Написать отзыв об изделии —
captcha
Яндекс.Метрика